Вечная память!

26 сентября 2018 года на 83 году ушла из жизни Анна Степановна Коновалова, наш Учитель, ветеран педагогического труда. Более 40 лет проработала она в нашей школе с первых лет её основания. Была завучем по воспитательной работе, но главным делом и призванием Анны Степановны стала профессия Учителя русского языка и литературы.

Эти предметы считала основополагающими в развитии личности человека. Русская словесность, по её словам, ум и чувства в порядок приводят, духовно поднимают человека. Все, кто учился у Анны Степановны, помнят её вдохновенный образ, в котором сочеталась строгость и доброта,всегда в любой ситуации она оставалась сама собой,прямой в суждениях и принципиальной, честной и неравнодушной ко всему, что происходит в школе, в нашей стране. Война 1941 года, увиденная глазами ребенка, унесшая из жизни её дорогих родных и близких, всегда напоминала Анне Степановне о том, какими жертвами удалось победить фашизм. Её теплое чувство патриотизма незримо передавалось её ученикам, и сердечный призыв - оставаться человеком! Будем стараться, будем помнить обращенные к нам слова, наш дорогой Учитель!
Выражаем соболезнования семье и родным Анны Степановны. Вечная память! Царствие небесное!

В память об Анне Степановне публикуем её воспоминания о своем военном детстве. Задержитесь на несколько минут, прочитайте, в этой минуте молчания перед пережитым семьей Анны Степановны не только долг памяти о человеке, павших на войне её родных, но и наша непрекращающая человеческая связь в настоящем и будущем.

Анна Степановна Коновалова более 40 лет проработала в нашей школе учителем русского языка и литературы. Прекрасный учитель и наставник для молодых учителей. Когда началась война, ей было пять лет. Но через всю жизнь пронесла она свои детские впечатления « о сороковых-роковых». В её семье воевало девять мужчин: отец Степан Максимович Янин, шесть его родных братьев и два брата матери Марфы Дмитриевны Бушневой.

Из воспоминаний Анны Степановны Коноваловой:

Мы жили в Лефортово. Около нашего дома незадолго до войны была построена школа. В 1941 году была ранняя весна. Вербное воскресенье. Мой дядя – Иван, молодой, красивый, со своими товарищами на школьном дворе сдавал нормы ГТО. Так называлась военно-спортивная программа Готов к Труду и Обороне. Старшеклассники учились оказывать первую медицинскую помощь, «пострадавших» носили на носилках, учились пользоваться противогазами. В противогазе он появился в нашем доме, когда бабушка Люба хлестала меня веточками вербы, приговаривая: «Верба хлёст, бей до слез, вставай ране, будешь здравей!» Вид его в противогазе произвел на меня неизгладимое впечатление! Всё было мне чудно: и бабушкино действо и явление Ивана в противогазе. Разве тогда можно было предположить, что эта военно-спортивная тренировка скоро пригодится этим мальчикам. Наш дядя Иван погибнет через год, в 1942 году, а ведь ему исполнится только 21 год. Он был самым молодым из четырех погибших на войне братьев моего отца. Сохранилась запись в «Книге памяти»: «Иван Максимович Янин, годы жизни 1921-1942, похоронен у д. Берёзки Парфинского района Новгородской области… Умер от ран 4.08.1942 года». Хотя в похоронке, которую наша семья получила было написано: «убит немецко-фашистскими захватчиками». Так «убит» или «умер от ран»? Если «умер от ран», то какой же мучительной была эта смерть! Когда я прочитала эти слова и поняла их смысл, долго плакала! Есть горькая правда в словах известной военной песни: «А еще желаю, дорогой товарищ мой, если смерти, то мгновенной, если раны – небольшой».

Из семи братьев Яниных с фронта вернулись только трое. После второй похоронки умерла их мать Любовь Михайловна Янина, горе материнское было слишком велико. Школа, что находилась под окном нашей кухни, во время войны превратилась в госпиталь. Бабушка, глядя на центральный вход, к которому непрерывно подъезжали машины, в ужасе причитала: «Ой, Борю везут! Ой, Мишу везут!...» И так всех семерых оплакивала.

Дядя Петр был пулеметчиком-мотоциклистом и смертельно простудился, защищая Москву в октябре 1942 года. Это случилось уже после смерти бабушки. Он умер в госпитале имени Бурденко и похоронен со своей матерью в одной могиле на Введенском кладбище. Могилы остальных неизвестны. Все четыре брата погибли в первый год войны.

Меня в начале войны увезли из Москвы в село Ижеславль. Был солнечный безоблачный день, как в стихотворной строчке Риммы Казаковой: «И было небо голубое, была зеленая трава». По дороге едет объездчик, что следил за колхозными картофельными полями. Кричит нам, идущим по дороге: « Война! Война началась!» Мне, пятилетней девочке, это слово ни о чем не говорит. Но я почувствовала сразу - это что-то очень страшное! Как противогаз дяди Ивана.

Зимой 41-ого года через наше село двигались советские войска в сторону древнего города Михайлова. Они должны были остановить танки Гудериана, рвущиеся к Москве. Молодых бойцов кормили всем селом, походные полевые кухни не всегда поспевали. Лица этих солдат невозможно забыть! Наверное, с таких лиц пишут иконы. Спокойствие и твердость, готовность принять смерть за Родину. Читая в 11 классе строки Александра Блока из цикла «На поле Куликовом»: «Доспех тяжел, как перед боем. Теперь твой час настал. Молись!» - я всякий раз вижу святые лица этих солдат. Всегда рассказывала ученикам об этом личном переживании. Ведь мы не можем быть людьми без корней, «Иванами, не помнящими родства». Как важно, чтобы наши дети знали о прошлом и были достойны лучших его сыновей и дочерей.

Помню воздушный бой над селом. Фашист подбил нашего летчика. Его самолет нашли неподалёку. Кто-то из подоспевших забрал вещи погибшего... Были и такие люди… Без стыда, но не они ведь определяют все наши победы. Не они!

…Война – это когда на столе нет белого хлеба. Есть всегда хотелось, каждый кусок на счету. В основном ели картошку, даже мороженую. Но и самое последнее отдавали нам, детям.

Война - это любовь и ненависть, ненависть к врагу. Я была среди тех, кто в конце войны в Москве стоял на тротуаре улицы Авиамоторная, когда по трамвайным рельсам вели пленных немцев. Меня поразило – никто не испытывал к ним злости. Люди смотрели на них спокойно и даже с каким-то сочувствием, пониманием – мы всё вынесли, мы победили. А вот еще одно воспоминание. Моя родная сестра Мария вместе с девочками из школы № 424 помогала раненым в госпитале. Там она познакомилась с Колей Цевиным. Он собирался стать художником, война распорядилась иначе. Стал танкистом, был ранен. Война в разгаре. Шёл 1943 год. Но в Большом театре дают спектакли. Удалось достать билеты… Машу наряжал весь наш двор, ведь она приглашена солдатом Цевиным в театр! Молодость, влюбленность! Вскоре Николай снова уйдет на фронт и уже никогда не увидит мою сестру Машу, никогда больше не пойдет с ней в театр. Не вернется он и к своей маме, которая разыщет нас весною 1944 года, чтобы познакомиться с Машей…

Старшая моя сестра продолжала работать во время войны в госпитале, что находился около нашего дома. Помогала ухаживать за ранеными. Однажды к нам домой пришел незнакомый молодой человек. У него было такое счастливое и сияющее лицо! Он стоял в проёме открытой двери и держал в руках потрясающей красоты лилии. Как сейчас их помню, такие темно-красные! Я не сразу разглядела, что вместо рук, выше локтя у него были протезы. Он лишился обеих рук, и при этом на его лице не было ни тени уныния, горести. Он был безмерно счастлив, что жив! Что может подарить цветы русской девушке Маше! Ему, узбеку, так хотелось сделать приятное московской школьнице, которая кормила его с ложечки.

Война не могла отменить радости и желание быть счастливыми. Удивительна история о том, как свою любовь на войне нашел оставшийся в живых брат моего отца Борис Максимович Янин. Он родился в год Октябрьской революции (1917 г.). До войны прошел срочную службу в Забайкалье, в 1941 году был направлен в училище связи. Участвовал в боях под Москвой, за что получил медаль «За оборону Москвы». Потом в составе второго Украинского фронта прошел Молдавию, Румынию, Венгрию, Чехословакию, Австрию. Его будущая жена Зинаида Петровна Платонова была призвана на фронт в мае 1942 года. Стала связисткой, на западном фронте получила контузию и стала плохо слышать. Её перевели на должность писаря в отдел связи, вскоре она стала заведующей делопроизводством 12 полка связи. Обоим немного более 20 лет, их военные пути пересеклись в 1944 году в Чехословакии. Зиночка и Борис полюбили друг друга, и 9 мая 1945 года в День Победы они сыграли свадьбу в местечке Хармония под Прагой.

Разве это не удивительное совпадение! День Победы и День свадьбы! Чех, в ресторане которого праздновали свадьбу, так радовался счастью молодых, что ничего не пожалел для свадьбы, ни дорогой посуды, ни собственных запасов еды.

Зинаида Петровна и Борис Максимович прожили счастливо, в любви и согласии друг с другом долгую жизнь. Первым ушел из жизни мой дядя Боря, через десять лет после его смерти в 2005 году не стало Зинаиды Петровны. В нашем семейном альбоме хранятся их фотографии, сохранившие их в нашей памяти навсегда молодыми и счастливыми. На них дата - 9 мая 1945 года.

Народ наш выстоял, победил! Чтоб было небо голубое, была зеленая трава! И пусть будет так всегда - голубое небо, зеленая трава, мирная жизнь, счастье любви, свет надежды на прекрасное будущее! Память о моих родных, не щадящих себя в боях за Родину, навсегда в моем сердце. Их имена носят мои внуки.

Материал подготовлен Валентиной Андреевной Кац, учителем русского языка и литературы школы № 2126 «Перово»